Александр Галич — Облака

Облака плывут, облака,
Не спеша плывут, как в кино,
А я цыплёнка ем табака,
Я коньячку принял полкило.

Облака плывут в Абакан,
Не спеша плывут облака.
Им тепло небось, облакам,
А я продрог насквозь, на века!

Я подковой вмёрз в санный след,
В лёд, что я кайлом ковырял!
Ведь недаром я двадцать лет
Протрубил по тем лагерям.

До сих пор в глазах снега наст!
До сих пор в ушах шмона гам!..
Эй, подайте ж мне ананас
И коньячку ещё двести грамм!

Облака плывут, облака,
В милый край плывут, в Колыму,
И не нужен им адвокат,
Им амнистия ни к чему.

Я и сам живу — первый сорт,
Двадцать лет, как день, разменяв!
Я в пивной сижу, словно лорд,
И даже зубы есть у меня!

Облака плывут на восход,
Им ни пенсии, ни хлопот…
А мне четвёртого — перевод,
И двадцать третьего — перевод.

И по этим дням, как и я,
Полстраны сидит в кабаках!
И нашей памятью в те края
Облака плывут, облака…
И нашей памятью в те края
Облака плывут, облака…

Слушать песню

Северный хип-хоп, етить его…

Всем привет. Обнаружил на проторах «ВКонтакта» это: Песнь. Авторы лично мне неизвестны. Впечатления оставлять ниже. По ссылке файл формата mp3, весом 4.9 мегабайта. Хронометраж 2:40. Качество 256 kbps, 44 kHz. Можно послушать on-line, не скачивая.
Читать далее «Северный хип-хоп, етить его…»

История одной песни

Заканчивался 1993 год. Страна сжигала мосты. И я вместе с ней, по инерции… Позади остались 27 лет, прожитых на Крайнем Севере. Пришлось начинать с чистого листа. Мне трудно давалось всё: терпеть дождь в декабре, заводить новых друзей, отдыхать на берегу моря с семьёй, искать работу и так далее. Кубань не принимала меня, а я не принимал её. Это был самый болезненный, самый трагичный кусок моей жизни. Теперь, по прошествии пятнадцати лет, точно знаю — люди не должны переезжать. Нельзя покидать места, где ты родился, навсегда. Нельзя.

Через пару месяцев я сорвался к хандыгчанам, осевшим в Питере. Они готовы были дать и хлеб, и кров, и работу. Ребята попали на “сковородку” раскалённых девяностых годов, как к себе домой. Они крепко стояли на ногах, “держали” треть Питера и местные отморозки уважительно звали их “якутами”. Я разглядывал “киношную” жизнь с разинутым ртом. От первой до последней минуты вся поездка была шоком.

Далее …