ЧП в партии Злюкина

Молодой рабочий Толик Рябый подошел к начальнику партии и спросил:
-Андреич, можно я завтра с утра в село схожу, в магазин?  Струны у меня на гитаре порвались, а поиграть охота. Без музыки что за жизнь? Да и курево у ребят кончается.

Андреич аккуратно сложил карту в планшет, закрыл его и прищурил один глаз:
— Ну, положим, насчет курева  это ты свистишь. Его у завхоза еще два ящика. И без струны ты пока обойдешься, я думаю. Да и сам же знаешь — нельзя в одиночку в горах шастать. А напарника я тебе дать не могу. Если мы все в разгар полевого сезона будем по соседним селам рыскать, — покачал головой Андреич, но, увидев, что лицо Толика пошло пятнами, предложил: — Ты, Анатоль, вот чего… Ты давай-ка садись рядышком, покурим да поговорим. А то, я вижу, обижаться начинаешь. Да не бойся, воспитывать не буду, историю одну расскажу.

Андреич достал из кармана портсигар, посмотрел на трех выгравированных на нем богатырей, но, так и не закурив, с сожалением спрятал портсигар в карман.
— А история вот какая. Было это в пятьдесят четвертом, в июне. Наша партия как раз тогда в этих местах стояла. И вот сообщают по рации, что отправляют к нам молодого специалиста Никиту Щекина. Я как фамилию услышал, обрадовался! Однокашник он мой. Мы в Магадане вместе учились, в техникуме. Он по каким-то семейным делам задержался. Вот и приехал в экспедицию в июне. А там народу уже раз-два и обчелся! Мы-то в поле еще в апреле заехали. Чего одному в экспедиции делать? Вот его к нам и отправили. С транспортом тогда туго было, в поле еще на лошадях заезжали. А тут, как назло, даже попутчиков никаких. И хотя тогда уже правила техники безопасности в одиночные маршруты ходить запрещали, а делать нечего. В геологическом отделе Никите, как до нас добраться, объяснили. И на карте все показали: как идти, где сворачивать. Все ориентиры описали, даже планчик набросали. Маршрут-то был несложный: восемнадцать километров вниз по ручью до устья и еще три — вверх по реке до нашей базы. А Никита, надо сказать, был парнем самонадеянным и веселым до глупости. Он пачку «Беломора» достал и давай на ней, как на карте, маршрут свой отмечать. Отругали его, конечно, за несерьезность и насчет медведей предупредили: мол, пожаров было много, и вся живность с насиженных мест снялась. А Никита, мол, встречу медведя — обижать не буду, понимаю: он здесь хозяин, а я гость.

В общем, с такими хохмочками и уехал. До ручья на грузовике попутном добрался, а там уж самому ногами топать надо. Ну да Никита — парень легкий, рюкзачок — за спину и вперед. Пока трассу видно да слышно было, жизнь казалась ему легкой да веселой, а отошел чуть… Вокруг тишина, кроме ручья да комаров, ничего не слышно. Озираться стал, все кажется, что кто-то за ним по пятам крадется. В общем, паниковать начал. И не столько вперед смотрел, сколько оглядывался, потому и не заметил, что берег-то подмыт. Наступил.  Вместе с ним вниз на гальку и слетел. Может, и обошлось бы все, да только падением своим он медведицу с медвежатами напугал. Те как раз в этом месте рыбку промышляли. Медвежата с перепугу заверещали — и за ручей. А мамаша зарычала да на защиту. Что тут Никите делать? Медведица в двадцати шагах, а у него даже ножа перочинного с собой нет. Вот случай! Хорошо, что у него хоть гормон нужный выделился. Не остолбенел Никита. А, можно сказать, на манер Мюнхгаузена себя из-под когтей медведицы выдернул и на высокий бережок поставил. Не успела медведица за ним. Отстала. Вот тут ему и опомниться бы, да где там! Страх, видать, над ним верх взял: летит, дороги не разбирает! А когда силы кончились, упал, в комок сжался, глаза закрыл — к смерти приготовился.
Ну а мы в это время обычной работой занимались. Ждали его, конечно, но, когда он к вечеру на базе не появился, никто особенно и не забеспокоился. Решили, что или машина поломалась, или вовсе поездка отменилась по каким-то причинам. Так в неведении всю ночь и проспали. Зато уж наутро всем личным составом на поиски кинулись. Потому как утром радисты между собой случайно выяснили: человек из Поселка отбыл, а в партию не прибыл. Да, побродили мы по тайге тогда. Неделю искали, авиация сверху смотрела — не нашли.

— И следов никаких, что ли? — перебил Толик

— Да какие там следы, — потер небритый подбородок Андреич, — на второй день ливень прошел. Если и были следы, так смыло все. Единственное, что нашли, так это рюкзак новенький, весь изорванный, да сапог сорок второго размера, что меж камней застрял. Начальство поиски приказало прекратить, к работе вернуться: план работ – закон. А лето якутское, сам знаешь, короткое, ждать не будет.

— Что же, поиски бросили и забыли? Работали спокойно? — не утерпел Толик.

— Почему «спокойно»? Обсуждали, догадки разные строили. Да что толку? — ответил Андреич и, улыбнувшись, добавил: — Закончилось все, правда, не так печально. Через две недели у нашего начальника, Злюкин его фамилия, день рождения был. Меня, правда, на базе тогда не было: на буровую отправили. А Злюкин к такому празднику хорошо подготовился. Браги аж четыре сапога болотных заготовил. Так что сделал он этот праздник «всенародным»! Всю ночь веселились. Напились и давай из ружей «салютовать»… Если и была в округе какая живность, так вся разбежалась от этой канонады.

И вот в разгар этого веселья выполз на четвереньках из тайги мужик. Обрадовались ему, как родному! Браги кружку налили, закусь придвинули и дальше пировать. Ну то, что мужик на четвереньках, их не удивило, понятно — там таких много было. Но ведь не заметили даже, что лицо у него от комаров да от мошки опухшее, что грязный весь да оборванный, и босой к тому же. Не до браги ему было: схватил кусок хлеба да с ним и уснул тут же. Только наутро, когда протрезвели немного, узнали в нем, хотя и с трудом, Никиту Щекина. Изменился он за эти восемнадцать дней, что по тайге блуждал. Страшно выглядел. Ведь столько дней без огня, еды, один…

Спохватились мужики, кедровок настреляли, бульон ему сварили, выхаживать давай. А он две-три ложки съест и засыпает. Натерпелся…

Рассказывал нам потом, как от медведицы бежал да как рюкзак бросил, чтоб легче бежать было. Ругал себя за панику. Он ведь и сапог, что мы потом нашли, в панике с себя сбросил, когда нога меж камней застряла, решил, что медведица за ногу схватила. От пережитого чуть не свихнулся. А как огляделся да местность не узнал — и вовсе «тронулся». Потому все остальное, что с ним было, как в тумане помнил. Помнил только, что от голода кору с деревьев грыз да бурундука словить ухитрился. Так сырым его и съел. Словом, досталось бедняге. Начальника все благодарил за ночную стрельбу, на нее ведь и выполз. А от базы потом и на шаг один не отходил. На всю жизнь осторожности набрался. Такая вот история с Никитой приключилась.

— Да-а-а, — протянул Толик, — не позавидуешь! Ладно, Андреич, за науку спасибо. Пойду шестиструнку осваивать.

ЧП в партии Злюкина: 26 комментариев

  1. Искала статьи какие-нибудь о отце своём и дедушке, о которых мало чего знала и знаю, вот нашла хоть что-то) мой дедушка Леонид Сергеевич Шушарин, а папа Сергей Леонидович Шушарин.

  2. Ну как же конечно знал Алика и с братом его тоже в нормальных отношениях был , он в последнее время таксирил . Но я не знал такое про Алика , печально . Я с ним имел приятельские отношения , но у него другая компания была . Как раз этот Саша Дубасов не захотел остаться в Москве , а они в месте служили . То , что не помнишь , нечего удивительного , столько времени прошло . . .

  3. А вот про директоров автобазы уже и не помню почти не чего . Кокда я пришел на автобазу в 76 — 77 году , то там поменялся недавно директор был Ачмизов потом Шамолин , потом Костов , потом опять Ачмизов и дальше уже не помню кто . А тебя помню по комсомолу

    1. Спасибо, Саша и прости, что не могу тебя вспомнить. У меня хорошая память на лица, а вот … старчески

      1. … что-то не то нажал. Хорошо, что не кнопку «Тополя». Мне кажется, ты знаешь Олега-Алика Блаженина. До службы в армии он работал в автобазе , служить попал в Москву, там и остался после дембеля, женился, своё дело открыл. Трагически погиб — разбился. Это мой младший брат. Фамилия по отцу — мне не родному. Что-то я припоминаю, что он называл твою фамилию.На неё у меня реакция самая положительная.

  4. Точно , точно дочери у него были и тоже работали в ОРСе , мои хорошие друзья , полненькие такие . Валера , я Владимиров Александр Никол. Дубасовы очень хорошие знакомые . Так же и мать моя работала с Верой Дубасовой в одной бригаде Быткомбината . Учился в той же школе где и ты , возле речпорта . И ту землянку хорошо знаю , ночевал там не один раз , и на другой стороне тоже землянка возле кабеля

  5. Пытаюсь вот тему найти, где писали про того мужика — начальника автобазы, который с той расстрельной баржи спасся…
    Мне недавно одна хандыгчанка, которая тут, на сайте, побывала, написала, что его фамилия была Шушарин. И про 2-х его сыновей. Сергея и Александра.

    1. Знавал я Леонида Сергеевича Шушарина, но с того года, как он был вначале инструктором райкома партии, потом начальником ОРСа, потом председателем Хандыгского поссовета. Флегматичный, умный и порядочный был человек. Старой северной закалки.На таких …как бы сказать… должностях остался всеми уважаемым и безупречно чистым человеком. Сгубил его тяжелый недуг. Искренне жалею его до сих пор. Как-то спрашивает меня:
      — Ты что это, Валера, в ОРс не зайдёшь, ничего не попросишь?
      — А что у вас можно попросить?
      — Ковёр, например, все просят.
      — Зачем он мне?
      Вот так с ним поговорили. Были более содержательные беседы. Однажды он сыграл важнейшую роль в моей судьбе, но это отдельный разговор. Только добро получал от него. Неужели это тот Шушарин, которого ты ищешь, Сергей? Раскручивай тогда, не пожалеешь.
      Но я знаю, что у него были две дочки-близняшки. Сыновей не припоминаю.Дочки могут, наверно, что-то рассказать, помочь с фото.

      1. Да. Дочки, это позже… А сыновья погодки. 49 и 50 годов.
        Я почему написал? Кто-то эту тему поднимал… Кто-то упоминал… Сам-то я ничего не раскручиваю, но, может, кому надо…

  6. Света , ты привет передала от меня отцу и если не секрет , чем занимается и где он сейчас ?

  7. Да , тот хлеб был настоящий ! И помню еще как люди не покупали заводской пока работал тот цех . А еще помнишь первые автобусы по Хандыге ? Тут мелькала фамилия Колобанова , так это её отец на Газ 51 автобусе работал . Мой отец , Дубасов ( Хрипатый ) ,Шура Колобанов частенько собирались на берегу Алдан толкать . А я пока от 12 доеду до школы уже черный от сажи , подкидывал печку в автобусе .

    1. Да, хлеб был хороший. вкусный. Только мало его было. Если за белым, то рано надо было очередь занимать…
      А серый.. или как тогда говорили 72%… Не особенно вкусный был… Кстати, когда завод запустили, хлеб поначалу очень даже вкусный был.. Подовый особенно..
      Потом, правда, как -то сник…

    2. Дорогой Алекс-Гюльчатай, открой своё личико!Дубасов Сашка (мой дед Вася был много старше его и так его звал), выходит, твой отец? Тогда мы с тобой родня по Алдану — батя твой и мой дед были заядлые рыбаки, иногда жили в одной землянке ниже Заплавы, в курье, где переход кабеля. Знаешь? Скажи два слова об отце: он жив, здоров? Первые автобусы — убей! — не помню. Печки в автобусах помню. В порт на таком 2 раза ездил.

  8. История закончилась слава Богу хорошо, но сколько вот так людей у нас пропало, которых не смогли найти…

    А по поводу паники в экстремальных ситуациях, сама наблюдала как во время шторма на Черном море, мужчина в течении 30 мин.не мог выплыть на берег и вдруг стал плыть от берега и через 3 минуты ушел под воду. Погиб человек. Какие мысли его посетили в тот момент, когда он повернул обратно от берега?…

    1. Знакомая ситуация… Неприятная. Бывал в такой несколько раз… И на Черном море, и на Алдане…К счастью, обошлось… Но.. мыслей хватало…

  9. Рассказ поучительный, ещё два раза перечитал.Рассказчик опытный, пишет, хоть фильм снимай — видеорассказ получился. Поздравляю, Сергей.На меня самое большое впечатление произвела инновационная разработка полевиков: сапоги под брагу. Это ж надо было до такого додуматься!Буду кому рассказывать — рты пораскрывают!Грустно от того, что производственный план оказался дороже человека.Одна надежда — на Бога…

    1. Спасибо, Валера, за добрые слова и высокую оценку…
      Действительно, когда я это писал, то «видел» весь этот видеоряд. Наверное, раньше достаточно много подробностей об этом случае слышал…
      Про сапоги.. Да имел место такой способ… Как мне объясняли, родился в тет времена, когда сапоги резиновые, болотники особенно, были уже в достатке и относительно недорого… А людям «кочевых» профессий они были более доступны и удобны для браги… Особенно в годы запрета браговарения. И цвет неброский, и перенести с места на место удобно, и повесить в любой угол… Сплошная выгода, одним словом… А еще, хотя и известен способ был практически всем, но при всевозможных визитах не бросались они как-то в глаза, эти сапоги. Привычный атрибут, что ли… Так что как бы и не видимыми становились… Разве что газы вдруг булькнут и вырвутся…:-)

  10. Действительно , отец у Саши тоже Саша . Кокда у нас затопило дом на ручье мы переехали к Дубасовым , а потом и купили этот дом по адресу Н — Набережная 21 . При мне там начали строить хлебзавод. Валера , а помнишь возле Восхода хлебный магазин , такой маленький был ? А кто то еще писал о клубе Геологов , его спортзале , сколько там народу побывало на праздниках , вся Хандыга наверно .

    1. Точно, Алекс, дед звал его Сашка Дубасов — отца Сашкиного. Носатый такой был, с низким голосом, лицо узковатое, мужественное. Ходил в солдатской шапке.Запомнился почему-то мне, бывал в нашей каморке по Набережной, кажется, 29 — где летняя танцплощадка и большая спортивная площадка, бывший плац Дальстроя.Магазин помню и пекарню, где на дровах выпекали самый вкусный хлеб — большие булки с хрустящей корочкой.Считай, рядом и школа была, где я учился до самого аттестата в 1963 году.В районе хлебного и книжный магазин был, приёмный пункт заготмехов. Там я сдавал шкурки горностая — дед ловил, а я обдирал и сушил на пялах, потом сдавал для пополнения семейного бюджета: за хорошую шкурку, кажется, 4 рубля давали. Очень дешево оценивали, хоть зверя добывали плашками, без повреждений шкурок. К тому же постоянного промысла не велось. От случая к случаю.

  11. Знал я Дубасова, видно, Сашиного отца. С моим дедом Василием Федоровичем они корешились. С ними ещё Володя Шмалько.Об этой трагедии Дубасовых я не знал. В Якутске в то время работал. Остров мне тот, что повыше Мамонтовой, хорошо знаком. Там я долго жил однажды, сено в одиночку косил для совхоза.Правда, жил на противоположном Мамонтовой берегу. Книгу можно было бы написать о тех днях. События за событиями. Там самое глубокое место в Алдане — то ли 17, то ли 27 метров. Течение сильное и волна, действительно, страшная. Вообще там очень жуткие места, особенно, в пасмурный день. Моя жена буквально цепенела от ужаса, когда я вывозил её на лодке прогуляться. Так что,храбриться никому не стоит.

    1. Да, когда человек пугается, его «клинит».. А дальше от разного всякого зависит… Люди разные, кто как сможет, кому как повезет…

  12. Да , испуг это довольно таки страшная вещь . По себе знаю . Кокда я зимой увидел медведя , я понимал , что отсюда уйдет только один , а как меня тресло , не мог второй раз толком зарядить ружье .

  13. Краем глаза я заметил , что Саша тоже с бочком поплыл , но течение нас рассоеденило . Вообщем искали его целый день около 15 человек и уже только в темноте нашли по хрипу. В Хандыгу , несколько дней не приходил в сознание , потом в Якутск и там так и не приходя в сознание . . . Так друг его сказал , — я понял , что он сильно испугался . А я с друзьями , отвозили гроб на Украину , к родителям

  14. Ветер против течения , в кокда против то подымается сильная волна . И вот на этой волне у них глохнет мотор . И как рассказывал его друг , вдруг Саша стал неузнаваем , глаза расширились . . , вообщем парень сильно изменился . Я , говорит он ему говорю — Саша цеплялся за бочек ( из под бензина ) и плыви . Тут вскоре лодка почти уже вся в воде , поплыли вещи , я схватил один бочек и поплыл . Краем

  15. Прочитав , загрустил . Вспомнил на этот мотив одну историю в которой пришлось участвовать. В конце 80х , начале 90х дело это было : работал в автобазе автоэлектрик молодой , красивый Саша Дубасов , между собой звали его — Дубасик . И как обычно в те времена на выходные на рыбалку . В районе Крески , точнее за ней , недалеко от Мамонтовой остров посредине Алдана . В тот день был хороший ветер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.