Покорители Севера: новое поколение?

И ещё немного новейшей истории из оффлайновых (печатных) средств массовой информации. Интервью от 12 января 2007 года, которое мы перепечатываем ниже, стало лишь одним из многочисленных отголосков случившегося на Магаданской трассе в декабре 2006 года. Точнее, главное событие состоялось 31 декабря, рядом с посёлком Хандыга, на автодороге Хандыга — Магадан. Произошедшее, в дальнейшем, получило широкую огласку на автомобильных и внедорожных русскоязычных интернет-форумах. Свои версии нештатной ситуации выдвинули обе стороны конфликта. Однако, какие бы не нашлись оправдания после того, они не сгладили шока, полученного российским внедорожным сообществом. Пожалуй, ни разу ранее, в российских автомобильных экспедициях, подобного не случалось. Предоставим слово участникам и свидетелям событий:

Целью экспедиции «Полюс холода», организованной Екатеринбургским клубом внедорожников «Off Road», была встреча Нового года в Томторе — на Полюсе холода. 17 декабря из Москвы стартовали 5 экипажей:

Land Rover Defender 90 (руководитель экспедиции — чемпион России по трофи-рейдам, председатель клуба «Off Road» Олег Майоров, Ирина Майорова),
Land Rover Defender 110 (Дима Майоров, Алексей Дацкевич, Александр Давидюк),
Land Rover Diskovery II (Евгений Корбут, Людмила Печорская),
Land Rover Defender 110 (Павел Разин, Евгений Беляев, Евгения Ледовая),
Toyota LC Prado (Алексей Макаров, Стас Воробьев, Аня Шулятьева).

Обратите внимание: все экипажи, кроме злополучного московского экипажа LAND Rover Defender 110 под руководством Павла Разина, — члены екатеринбургского клуба «Off Road».

Несмотря на подготовку машин, проблемы с техникой начались еще до Якутска. В Якутск они приехали ранним утром 30 декабря. Здесь их встретили представители якутского внедорожного клуба «Мамонт», помогли подремонтировать (варили штоки креплений амортизаторов) и утеплить машины. Днем участники пробега дали пресс-конференцию в Министерстве предпринимательства, и в тот же день экспедиция, отказавшись от сопровождения, уехала в Оймякон.

Интересующиеся могли следить за ходом развития событий на сайте off-road-ekb.ru в режиме онлайн. Здесь под Новый год и развернулась драма.

Сообщение от Павла (по телефону 31 декабря в 11.25 по Москве, то есть в шестом часу вечера по якутскому времени) передает Константин из Москвы.

«Вчера они отстали от колонны, не смогли удерживать общую скорость из-за замерзших амортизаторов и стали отставать. Сначала просто отстали, а потом вырубилась вебаста и вроде бы как заглох мотор (тут я не уверен, переспросить не успел), в общем, они встали. Все это было вчера. Насколько я успел понять, от Якутска они отъехали приблизительно на 400 км. Раньше в тот же день они заправились какой-то «непонятной», как сказал Паша, соляркой в населенном пункте с названием на Х… (то-ли Ха…, то-ли Хо… к сожалению, не запомнил…) и вот результат. Колонна ушла вперед, связи с ними нет. Температура -58 градусов. К сожалению, я не успел понять, смогли ли они вернуться обратно в последний пройденный населенный пункт, в котором была заправка, поскольку Паша сказал примерно следующее: «Разговариваю с тобой с улицы, вокруг тайга». Потом связь оборвалась, видимо, на морозе сразу села батарейка. Пытаюсь до них дозвониться… Даже не успел понять, просят ли они помощи, точку не передавали.

Народ! А есть ли какая-нибудь связь с колонной??? Не совсем понятно, как можно было в этих условиях оставить «догонять» один-единственный автомобиль, а самим уйти вперед… Якутск! Екатеринбург! Отзовитесь, есть ли связь с колонной?».

Двумя часами позже, в 12.30 по московскому времени, Павлу снова удалось дозвониться до Константина. На сайте приведена цитата со слов Павла:

«В общем, мы дотянули до базы дорожного управления в 6 км от Хандыги в сторону Оймякона и остановились. На базе все немного прифигели от такого, тут у них вообще не принято вот так разделяться и бросать одну машину «догонять», прогоны по 500 км совершенно пустые, без какого-либо жилья вообще… Связи с колонной по-прежнему нет. Короче, у нас все хорошо, мы на базе в гостях у работяг, готовимся встречать Новый год! Температура -55 градусов. Всех с Новым годом!».

Что же произошло, почему колонна бросила отстающий экипаж в пятидесятиградусный мороз? В тот же день на сайте появилось сообщение от Олега Майорова, руководителя экспедиции. Из него следует, что Разин из каких-то своих соображений решил не подчиняться общим правилам (скорости), и тогда они договорились разделиться. По обоюдному согласию.

«…На маршруте Паша Разин, встав в голову колонны, стал держать скорость своей машины на федеральной трассе «Колыма» 30-40 км/час. Никакие уговоры ехать хотя бы 60 км/час не возымели положительного результата. Мы с Пашей решили, что колонна пойдет своим режимом движения, а Павел будет нас догонять».

А вот как Майоров описывает колымскую трассу:

«… зимник по интенсивности движения автотранспорта напоминает проспект Ленина с шириной полотна 20 метров и частыми АЗС».

Павел РАЗИН, руководитель отставшего экипажа, с которым мы связались 9 января по сотовому телефону:

— Все нормально, мы сейчас километрах в 140 от Новосибирска.
— Как произошло, что вы отстали от колонны?
— На финишной прямой Якутск — Оймякон все начали торопиться. Замерзли амортизаторы, машину било. Где-то через 150 километров от Якутска Олег сказал: «Можете ехать хотя бы 60?». Я ответил, что нет. Быстрее ехать не собираюсь. «Ну, тогда мы вас обгоняем». И все! Весь разговор.

На какой-то заправке мы их догнали, но они не стали ждать и снова ушли вперед. Рации у нас были слабые, метров на 300. Как только колонна ушла за поворот, связь пропала. Мы самостоятельно доехали до Хандыги, там заправились соляркой. Через 10 километров мотор начал глохнуть. Еле-еле на 1-й пониженной передаче начали возвращаться в Хандыгу. Через 4 километра наткнулись на автобазу, там на счастье оказался сторож, который открыл дверь. Там мы Новый год и встретили.

— А вы знали о том, что там база?
— Нет, мы ее проскочили в темноте. Просто повезло.
— Температура какая была?
— Минус 58.
— Машин много на трассе было?
— Ни одной мимо нас за это время не проехало.
— Вы понимали, что рискуете замерзнуть?
— Скажем так, мотор на морозе — это все. Так что когда начал глохнуть мотор, мы занервничали.
— Почему так произошло, как вы считаете?
— Ну, финишная прямая, все занервничали. Они боялись не успеть к Новому году. Хотя мы все успели бы, даже если бы ехали 50 км/ч.
— Ваша машина была плохо подготовлена?
— Нет, и в Якутске нас подремонтировали. Не хуже, чем другие.
— Что же произошло, в чем причина?
— Может, в солярке. А может… Знаете, ваш министр, то есть исполняющий обязанности, Руслан Васильев нас всех предупреждал о якутских обычаях. Даже специально ленточки выдал, чтобы мы их повязывали на стоянках. И километрах в 50 от Якутска арка такая стоит, не знаю, как эта местность называется (скорее всего, речь идет о границе улусов. — И.Е.). Мы ведь впереди шли. Остановились, я уже из машины вышел, чтобы к арке подойти, но остальные засигналили, закричали, что некогда останавливаться. Вот так.

колыма: хандыга - магадан
На фото: Выезд из Якутска. Форс-мажор случится километров через 200.

Исполняющий обязанности министра предпринимательства и туризма Руслан ВАСИЛЬЕВ:

— Мы не курировали эту экспедицию. Просто они обратились к нам, и мы оказали содействие — предупредили администрации всех улусов о том, что следует такая группа. Предлагали сопровождение — они отказались. Сказали, что они опытные, бывалые. По заполярному Уралу ездили при минус 35, так что сами справятся.
— Но ведь минус 35 — это одно, а минус 50 — совсем другое!
— И Верхоянье от Уральских гор отличается, конечно. Мы это понимаем. А им, видимо, нужно было почувствовать самим, прежде чем понять.
— А правда, что вы их консультировали по поводу якутских обычаев?
— Да, конечно. Все объяснил специально.
— По трассе «Колыма» как часто заправки расположены?
— До Хандыги, в Чурапчинском, Мегино-Кангаласском улусах, заправки довольно часты. А вот следующая после Хандыги автозаправка только в Кийюне — и та закрыта. Есть станция в Куйдусуне.
— Это от Хандыги сколько?
— Где-то 500 километров.
— Есть мнение, что их автомобили были просто плохо подготовлены.
— И их предупреждали об этом. Но они же экстремалы. У них даже карты не было подробной, я им дал. Такая организация.
— Хотели экстрима — вот и получили?
— Ну да. Слава Богу, что все благополучно закончилось и все остались живы. Наши своих никогда не бросают, нам, северным людям, это дико слышать. Ну они просто другие люди, видимо.

Президент якутского клуба внедорожников «Мамонт» Раиль ЗАЛЯЛОВ:
— Мое мнение — машины были просто недостаточно подготовлены для наших условий.
— Вы же сами их готовили.
— Мы сделали что смогли за те несколько часов, что они были в Якутске. По-хорошему, им нужно было здесь провести минимум сутки.
— Вроде поначалу так и планировалось? Их ведь раньше ждали по графику?
— Да, они примерно сутки потеряли еще раньше — проблемы ведь раньше начались. И вроде бы именно у москвичей.
— А вы предупреждали, что нельзя так ехать?
— Мы объясняли, что мы так не ездим. У нас, во-первых, рация всегда на километр-два работает. И машины готовим специально. Они готовились, но этого недостаточно для наших морозов. Даже стекла двойные не у всех были. («Автомобили прошли специальную подготовку в тюнинговых центрах столицы, где их оснастили всем необходимым для условий с максимально низкими температурами; было установлено дополнительное оборудование для обогрева салона, предпусковые подогреватели, двойное остекление, полностью переделанная гидравлика, а также хорошо зарекомендовавшие себя аккумуляторные батареи BM START+, специально разработанные компанией TSC-Energy для суровых российских условий» — из пресс-релиза экспедиции).

— Как вы вообще ситуацию прокомментируете?
— Во-первых, меня там не было. Ведь вы выслушали только Павла?
— С Олегом связи пока нет. Колонна сейчас где-то под Екатеринбургом.
— Нужно и его точку зрения выслушать. Не хочу ничью позицию поддерживать пока. Возможно, и Павел был неправ. Насколько я понимаю, первоначальное отставание от основного графика тоже из-за его джипа произошло.
— Но в любом случае это не повод бросать людей замерзать в тайге!
— Конечно. Могу только сказать, как бы я поступил в подобном случае. Довел бы проблемный экипаж до ближайшего населенного пункта и официально вывел его из состава экспедиции.

Подготовила Ирина ЕФИМОВА.
Фото предоставлено клубом «Мамонт»

Покорители Севера: новое поколение?: 10 комментариев

  1. Это экстрималы — предел возможности для каждого. И на помощь резерва нет. Могут только зафиксировать последнюю связь. Начнёшь помогать другому можете не выбраться вместе

  2. Ты прав,нас там не было,но виден итог. Увидев пьяного ты не спрашиваешь- ты пил?- оно и так видно. Так и здесь,видим итог. Не обвиняя ни кого,ни отставшего,ни главного,,,

  3. Я не поверю,что они люди опытные, у которых за плечами не одна экспедиция. КОКДА на улице за -50 все личные амбиции откладываются. Чайники- одним словом.

    1. Так ведь одно другого не исключает… Можно и с огромным опытом чайником остаться… Типа «не в коня корм».. Но нас ведь там не было? трудно так чего-то думать… Да еще и обвинять…

  4. Вот, наверное, тут и собака порылась… Подбор команды, совместимость… Лидерство и… «серое» лидерство… амбиции…
    Вариантов тьма. Но в конечном итоге: командир за все в ответе… Даже если не виноват…

  5. Да у них соляра замерзла. В тоже время месные трое из за соляры чуть дуба не дали и все тихо.

    1. Дело не в топливе. Хоть оно кончилось, хоть было — не это причина резонанса. Своих людей бросил руководитель — и не на соседней улице, возле пивного ларька. А на Магаданской трассе, в минус 50, без связи и навигации. Вспомни, когда кто из местных бросал кого-то на трассе в таких условиях?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.