Чума

Вечером, за ужином, Андреич, доедая малосольного хариуса, вдруг рассмеялся. Сидящий напротив Махонький удивленно на него посмотрел:

— Чего это ты, Андреич? Рыба смешная попалась? Или вспомнил опять чего?..
— Да я, Борис, хариуса этого ел и Деда Чуму вдруг вспомнил. Ну, как он двух парней на хариуса водил…
— Ну ты хватил!.. Да Чумаков Семен, он же еще при жизни, что называется, легендой стал! Чудила известный! Всех его дел, наверное, никто и не знает. Так что лучше уж сразу начинай рассказывать.
— Да и то правда! Пока чаек закипит, успею, пожалуй.
— Вот-вот.

— В каком году, уж и не помню, да и неважно это, сидели как-то Чума с компанией — брагу кушали да так же, как и мы, хариусом малосольным закусывали. Ну а какой же пир без беседы? Вот и перемалывали они всякие охотничьи да рыбацкие случаи.… А Чума-то, он ведь прихвастнуть большой любитель был, туману напустить, стариком прикинуться… Брился редко, в щетине весь, да и голос хриплый, надтреснутый! Спиртиком в молодые годы поперхнулся – вот и охрип! А жену свою иначе, как старухой, и не звал. Вот и думали многие, что дедом его по возрасту кличут, хотя какой там возраст? Он ведь нас с тобой на пару лет помоложе будет!? Ну, а характерец-то у него… Ему ж, если не прихвастнуть, так уж лучше вовсе в разговор не вступать!

Ну так вот, ест Чума хариуса и ворчит, что, мол, рыба не та уж нынче пошла! Мол, то ли дело в давние времена!.. Тогда-то меньше полметра и домой не несли, чтобы не позориться… А сейчас? Натащим, мол, домой всякой мелочи да еще и гордимся!

И как-то так из всего его ворчания вроде бы как само собой выходило, что теперь на всем белом свете только он, Чума, и знает, где и как надо настоящую рыбу ловить! Товарищи-то его, конечно, случая не упустили, подначивать начали, уговаривать, чтобы показал им рыбные места да ловить научил… Дохвастался, одним словом! Опомнился, да поздно! Ершиться начал. Мол, столько лет тут живете, сами разведывать должны! Ногами работать надо! Да и головой тоже! Не поведу, дескать, и все тут! Их вот поведу! И в ребят молодых, что вместе с ними сидели, пальцем тычет.

А парни-то эти недавно в Якутию приехали. Они и про такую рыбу, что перед ними на столе была, у себя на Рязанщине только в сказках слыхали. Сидели с открытыми ртами, каждому слову верили! На Чуму, как на Бога, смотрели, корифея в нем видели. До того в него верили, что утром ранехонько у его калитки нарисовались, готовы, дескать. Вспомнил Чума, как вчера хвастался, неудобно стало. А как на пацанов глянул – аж плохо сделалось! На рыбалку они собрались… Ни сапог, ни еды, только мешки под рыбу. И где они такие чувалы нашли!? Отправил их переодеваться, а сам стал думать, куда бы этих ребят так сводить, чтобы хоть в их глазах авторитетом остаться. А чего тут думать? Никаких особенно рыбных мест у него нет, а и были бы – все одно не показал бы!

Вот и решил он, что будет эту молодежь вокруг Поселка водить да медведями пугать, пока домой не запросятся. Сказано – сделано, собрался быстренько, а там уж и «добытчики» прибыли! Болотники на них аж чуть не до шеи! Да еще ножи в руках такие, что те мешки под рыбу могли бы им ножнами служить. Пацаны-то взгляд его поймали – оправдываются: вдруг, мол, медведя встретим…

Отправились, одним словом! Идут планы строят, как рыбу поделят, да что с ней делать будут, и сколько денег выручат, если продадут… У Деда от этих разговоров аж остатки зубов заныли! А тут эти рыбаки еще и под ноги лезут, вперед забежать норовят! Решил Чума, что пора их учить начинать. Они к тому моменту уже километра два от Поселка отошли, как раз к Собачьей Сопке вышли. Направил их по тропе, мол, забегу капканы проверю, это в июне-то, а сам чуть отбежал, наверх взобрался – молодежь у него как на ладони! И давай он рычать да камни ворочать, с Сопки их катать! Ну и на реакцию своих «подшефных» посматривает. А те, как звуки эти услыхали, за коряжину прилегли и все! Никакой реакции! Лежат на сопку смотрят. Обидно стало Чуме – столько работы и зря!

Спустился и в тыл к ним заходит. А, надо сказать, вот уж что умел Чума, так это по лесу ходить! Никакого шума, веточка не треснет! Ну, зашел им за спины да кашлянул… Где они только так научились?! Если б в ягель не упал, точно б жизни лишился! Хорошо бросают, точно! Пару молоденьких лиственниц, что у него за спиной были, теми ножами срезало начисто! Молодежь-то перепугалась! Ведь чуть не забили наставника своего! Нешуточное дело! А Чума для себя вывод сделал, что хотя и напугал их маленько, но с этими ребятами шутить надо осторожно, неровен час – убьют в спешке! И с той минуты уже только рассказами жути нагонял.

Заметит, что кто-то сильно вперед вырывается, сразу случай, как «в каком-то годе…». А если отстает, так «еще, помню, был случай…». И во всех случаях медведь человека, якобы или съедал, или сильно калечил. С подробностями, само собой, что от тех людей осталось и в каком виде! Потому, мол, вывод: вместе держаться надо. Так вот он их и водил по тайге чуть не до вечера, байками потчевал. Хотя возле Поселка что за тайга?! Это ж парк почти. Но ребята тайги раньше не видели, первопроходцами себя чувствовали. К тому времени темнеть начало. Чума уж до того в роль вжился, что и сам в свои истории поверил! В тайге ж, когда темновато, сразу и тише становится, и кусты за ноги начинают сильнее цепляться, да и каждая коряга чудищем кажется…

Дед даже притих маленько, самому как-то жутковато стало. Хотя и не новичок в тайге, а все же. А тут еще вдруг один из парней как заорет да как рванет. И второй парнишка тоже следом рванул – только кусты затрещали! Инстинкт, конечно, стадный сработал. Дед-то, хотя и не старик, но угнаться за ними на смог! Сам потом рассказывал, что хотел, было, крикнуть, что впереди еще пара медведей в засаде сидят, да только уж некому кричать – один остался! Уж не до пуганий, за себя страшно стало: а ну как потеряются или вовсе сгинут пацаны?!

С тем домой глубокой ночью и вернулся. «Старуха» его на него скрипит, тюрьмой стращает… Чума уж и в самом деле котомку стал собирать. Да наутро нарисовались те двое у калитки. Чума-то их как увидел, под кровать спрятался. Думал: бить будут, а они серьезно так в дом вошли, в кулачок покашляли и, как в таких случаях принято, издалека начали. Вы, мол, тетя Маша, мужайтесь, вы теперь вдова, мы вас одну не оставим, помогать будем…

У «старухи» аж тарелка из рук выскользнула. Как, мол, так вдова?! Только ж вроде его видела! А ребята «расписывают» и про то, каким героем был покойный, и как он один на один с медведем остался, когда тот рюкзак у одного из них со спины сдернул, и они не из-за трусости, а от недостатка опыта таежного деру дали.

Понятное дело, Чума таких слов хороших про себя никогда раньше не слыхивал, расчувствовался там, под кроватью, носом хлюпает, слезу пустил… Вылезает Чума, на шею к ним кидается, обрадовался, что живые и зла на него не держат! Ребята опешили даже…

Потом уж, позже, сходили они все вместе да сняли рюкзак с той ветки, которую за медведя приняли. Вспоминали, кто как драпал. Нахохотались! Такая вот история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.