История одной песни

Заканчивался 1993 год. Страна сжигала мосты. И я вместе с ней, по инерции… Позади остались 27 лет, прожитых на Крайнем Севере. Пришлось начинать с чистого листа. Мне трудно давалось всё: терпеть дождь в декабре, заводить новых друзей, отдыхать на берегу моря с семьёй, искать работу и так далее. Кубань не принимала меня, а я не принимал её. Это был самый болезненный, самый трагичный кусок моей жизни. Теперь, по прошествии пятнадцати лет, точно знаю — люди не должны переезжать. Нельзя покидать места, где ты родился, навсегда. Нельзя.

Через пару месяцев я сорвался к хандыгчанам, осевшим в Питере. Они готовы были дать и хлеб, и кров, и работу. Ребята попали на “сковородку” раскалённых девяностых годов, как к себе домой. Они крепко стояли на ногах, “держали” треть Питера и местные отморозки уважительно звали их “якутами”. Я разглядывал “киношную” жизнь с разинутым ртом. От первой до последней минуты вся поездка была шоком.

Далее …