Возвращаясь к истории Хандыги. Спешу поблагодарить…

Друзья, AMS поделилась с нами ссылкой. Очень интересно и познавательно.
http://www.tompovest.ru/2011/022011/050211p40.htm
5 февраля 2011 г.
Возвращаясь к истории Хандыги
Спешу поблагодарить…
Здравствуйте, уважаемые хандыгчане!
Пишет вам невестка основателя Хандыги Карпова Михаила Константиновича, т.е. жена его сына Владимира. От себя, внучек Марии, Антонины и от всего нашего большого семейства благодарим вас за книгу «Поселок Хандыга». Все мы ее внимательно прочитали, много узнали хорошего о нашем дедушке, отце моего мужа, о моем замечательном свекре. Оценку его деятельности на Крайнем Севере мы, его близкие и родные, узнали с большой благодарностью. Спешу написать ответную благодарность, боюсь не успеть этого сделать, т.к. мне уже восемьдесят лет.
С Владимиром мы познакомились в г. Новосибирске в 1949 году, куда он приехал по направлению после окончания Москов-ского автодорожного техникума.
В Новосибирске тогда начиналось огромное строительство индустриального завода и жилищное строительство всего большого Дзерджинского района. Старые деревянные дома ломали, строили кирпичные многоэтажки. Я работала в приемной начальника строительства, заведовала делопроизводством. Все строительство велось силами заключенных, а руководящий состав и специалисты-строители были вольнонаемными военными. Строительство называлось п/я 53 с номером. Владимир работал мастером дорожного участка в одном из районов этого управления. Я ничего не знала о его родителях, а он не знал, что у меня их нет.
В 1950 г. мы поженились. Я не буду касаться своего детства, это длинная история, рано осталась без родителей, отец мой воевал в Первую мировую войну, тяжело был ранен в позвоночник, сильно болел, умер когда мне было 5 лет. Мама умерла, когда мне было 15 лет. Одно хочу сказать, что я сибирячка, родилась в крестьянской семье. Родители были у меня хорошие, много трудились. Меня коснулось все: война, голод, болезни, утраты самых близких, работа в колхозе. Рано вступила в самостоятельную жизнь.
Я узнала, что Володины родители работают на Крайнем Севере и что он сам вырос там же и очень любит Север, собирается жить и работать только на Севере. Я любила Володю и согласна была поехать с ним хоть на край света. Володя уехал в Хандыгу в апреле 1951 года, а через 2 месяца я получила вызов. Впервые в жизни я отправилась в далекий путь. В Якутск я летела маленьким самолетом, видимо, в почтовом. В салоне кресел не было, по обеим сторонам салона одни скамейки. Самолет часто садился и взлетал. Всех тошнило, а я еще к тому была в “интересном положении”. В Якутск прилетели вечером, с одной женщиной договорились держаться друг друга. С нами летел командированный москвич по строительству, он решил помочь нам устроиться на ночь. Привел в трест «Якутстрой» и попросил управляющего, тогда был Жарницкий, чтобы он разрешил нам переночевать в его кабинете, на что управляющий с чувством юмора сказал, вот вам диван, вот стол, располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Я спала на столе и не знала, что лет через 15 мой муж Володя будет работать за этим столом. Женщина спала на диване. Утром мы с ней распрощались и ушли по своим делам. Я купила билет на пароход «Лермонтов». Не помню, сколько мы плыли по Лене, а затем по Алдану, но рано утром прибыли на пристань «Хандыга». Я очень волновалась, ожидая встречи с родителями мужа, меня встречали всей семьей: Володя, Михаил Константинович, Мария Александровна, сестренка Оля, все обнялись, расцеловались, а Михаил Константинович сказал, ну вот ты, доченька, и дома. Он был очень красивый, молодой, веселый, общительный, а Мария Александровна показалась мне очень доброй, милой, нежной, в чем я не ошиблась.
Вот так я попала в Хандыгу, а главное, в замечательную, хорошую семью. Первое время мы жили в стареньком домике барачного типа, а через месяц перешли в новый дом, построенный специально для руководителя управления «Янстрой». Дом стоял в конце поселка на крутом берегу могучего красивого Алдана. Кругом красивейший лес, много грибов, ягод. Хандыга мне очень понравилась. Я устроилась на работу в Управление в отдел кадров. Михаил Константинович уходил на работу очень рано, всегда пешком, всегда и везде без какой-либо охраны. У меня сохранился снимок домика, в котором мне пришлось жить два года в замечательной семье, это фото я вам высылаю.
В то время в Хандыге, как и везде, не было телевизоров. Утром и вечером всегда слушали новости по радио. Вечерами, в свободное время, все мы много читали, иногда играли в лото. В Хандыге прожили недолго, около двух лет. В январе 1952 г. у нас родилась дочка Танюшка, в конце августа 1953 г. мужа направили на учебу в Уральский политехнический институт (факультет ПГС), и мы своей семьей уехали в г. Свердловск с условием возвратиться в Хандыгу. А в 1954 г. Михаил Константинович оформил пенсию по возрасту, и они с Марией Александровной уехали в Москву, где у них была 2-комнатная квартира в коммуналке. Но, конечно же, Михаил Константинович не захотел быть пенсионером, и они с Марией Александровной уехали снова на Север, в Якутию — в Айхал строить алмазную дорогу. В 1956 году Владимир закончил институт и был направлен в систему Дальстроя в г. Магадан. В Хандыгу его не направили, а назначили начальником стройучастка Тенькинского строительного управления. Около двух лет Володя работал в отдаленных таежных поселках: Ветреный, Белово, Омчак, где жили в маленьких домиках, а то и в инструменталках. Заключенные ходили без конвоя, но к нам они относились нормально. В 1958 году мужа назначили главным инженером этого управления, а в 1960 году — начальником Тенькинского стройуправления. И жили мы уже в большом поселке Усть-Омчуг. В 1958 г. у нас родились близнецы — девочки Мария и Антонина. Володя часто ездил в командировки. Я оставалась с детьми, носила воду, топила печь, колола по-мужски дрова и т.д. Это были незабываемые счастливые годы. Мы были молоды, здоровы, энергичны.
В 1965 году партия и правительство направили мужа Владимира в город Якутск руководителем треста «Якутстрой», ему было 36 лет.
В 1970 г. Михаил Константинович похоронил жену Марию Александровну. Летом приехал к нам в Якутск в гости, его очень тянуло на Север, он рвался съездить в Хандыгу, сел на пароход и уехал. Из Хандыги он приехал счастливый, повидался с коллегами, увидел свою родную Хандыгу. Вот тогда он, видимо, и оставил письмо и свое фото в Хандыге. Он очень переживал утрату жены, мы как могли его поддерживали.
В 1969 г. трест «Якутстрой» ликвидировали и мужа назначили инженером Стройремтреста. В 1971 г. Володя закончил университет экономики строительства, учился в аспирантуре при Академии наук, но не успел закончить.
В 1971 г. муж, мой Володя, трагически погиб. Я осталась с детьми одна. Пенсию по утере кормильца мне назначили 60 рублей на двоих, старшая уже была студенткой, а близняшкам было по 13 лет. Коллектив треста мне очень помог с похоронами мужа. Помогла мне и Хандыга. В Хандыге Володе сделали из мраморной крошки памятник и плиту и доставили в Якутск, я очень благодарна всем людям, которые мне помогли.
На похороны приезжал и Михаил Константинович, очень меня поддерживал, а я его. Недавно потеряв свою жену, смерть сына пережить он уже не смог, и 16 марта 1972 года умер в Москве. Похоронен он вместе с Марией Александровной в Москве на Армянском кладбище. Совместный памятник из белого мрамора установили дочь Ольга и зять Николай. Когда я бывала в Москве, я всегда ходила к родителям, я их очень любила.
Ольга Михайловна тоже получила вашу книгу, я думаю, что она сама вам напишет. Ей 71 год, но она очень больна онкологией. А муж перенес инсульт. Мы с ней общаемся. Когда могли, ездили к друг другу, а теперь — только по телефону.
Может, я пишу спонтанно и не все понятно, я очень спешу написать и отправить. Написать можно было бы много. Я очень благодарна судьбе, что хорошо знала эту замечательную, добропорядочную семью, пришлось повидать, даже пожить и работать в Хандыге, к которой Михаил Константинович имеет самое непосредственное отношение как основатель этого северного поселка. Живя и работая на Крайнем Севере, мы семьей в очередные отпуска отдыхали вместе с родителями на юге или снимали дачи в Подмосковье.
Из личных разговоров я кое-что помню только со слов. Я точно знаю, что до работы в Янстрое, то есть в Хандыге — с 1949 по 1954 гг., Михаил Константинович работал в Ташкенте — строил автодорогу. 1954 г. — Айхал-Якутия. Не знаю в каком году, но он еще строил аэродром Домодедово. Работал в системе ЖКХ в Москве по месту жительства.
Михаил Константинович родился 30 ноября 1904 года в Иркутске. Отец его, Константин Иванович, — русский, работал на железной дороге, мать, Мария Спиридоновна, по национальности бурятка.
Еще раз большое вам спасибо за замечательную историческую книгу.
С уважением
Любовь Евдокимовна Карпова.

Возвращаясь к истории Хандыги. Спешу поблагодарить…: 4 комментария

  1. Добрый день!
    Я правнучка Михаила Карпова, дочь Марии Карповой, одной из близняшек.
    Хотелось бы выразить благодарность за оказанную нашей семье честь увековечить память о нашем прадедушке. В нашей семье всегда с почтением относились и относятся к старшему поколению и наша бабушка(автор письма) внесла свой вклад в этом плане и рассказывала не раз истории из биографии дедушки Володи и прадедушки Михаиле.
    Хотелось бы отметить, что прадедушка стал основателем не только поселка Хандыга, но и заложил прочный фундамент в воспитание своих потомков. Все внуки, правнуки и праправнуки выросли и растут достойными людьми, все поколения получают высшее образование.
    Очень приятно было узнать, что нашего прадедушку помнят и почитают, все мы хотели бы присутствовать в такой важный для нас день, но не все смогли приехать. Я рада, что Олежка и Володя смогли за нас выразить гордость за нашего предка, поучаствовать в таком событии.
    У нас очень дружная семья, мы общаемся ,встречаемся, хоть мы и разбросаны по России, но мы помним свои корни, помним свою Якутию.

  2. С праздником всех жителей Хандыги ! с 75 летием ПОЗДРАВЛЯЮ
    !!!!! Я Гапоненко.О.К правнук Михаила Карпова

  3. Добрый вечер земляки!
    Это письмо моей бабушки.
    Я внук Владимира и Любови Карповых.
    Горжусь своей семьей!

    Письмо было опубликовано в мой день рождения.

  4. Какие красивые судьбы, какие красивые люди! Люди благодарные и благородные. Мне запомнилось чьё-то сравнение А.Е.Кулаковского: «Среди людей он казался белым скакуном в стаде коров». Вот и все герои вместе с автором этого письма, как белые скакуны…Земной им поклон за их подвиг жить по-человечески. И нашей AMS, отправившей книгу старикам, и Огонёру за его подарок сайту — приятно и радостно жить рядом с вами, дорогие мои земляки…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.