Что изъяли в «Мемориале»

Можно долго и увлеченно гадать, зачем одному из питерских подразделений Следственного Комитета при Прокуратуре РФ вдруг стал нужен «Мемориал»? Кто, кому и какой именно месседж посылал 4 декабря, когда руками следственной группы под руководством юриста второго класса Калганова Михаила Геннадьевича проводил обыск в одном из офисов «Мемориала» в Петербурге? Формальный повод, описанный в калгановском постановлении — поиск вещественных доказательств связи «Мемориала» и закрытой год назад газеты «Новый Петербургъ» — тут ни при чем. Предполагаемая следствием «мемориальская» поддержка публикации ксенофобской статьи — по сути, некий модифицированный вариант «шпионского камня». Чем озвученный повод обыска абсурднее и одиознее, тем маргинальнее выглядит «Мемориал», тем, надо полагать, ярче акт устрашения и дискредитации. И проще задвинуть то, что делает «Мемориал», в дальний и темный угол, на задворки общественного сознания.

Если нет определенности с мотивами следственных органов, и в этом они адекватны самим себе, то результат их работы нагляден и конкретен — из компьютеров НИЦ «Мемориал» вынуты и унесены в полиэтиленовых пакетах в прокуратуру Центрального района одиннадцать жестких дисков. Старший следователь Калганов отказался составить описание их содержимого, а сотрудник пресс- службы Следственного управления СКП РФ по Санкт- Петербургу Сергей Капитонов подтвердил, что это у них не принято. Калганова, пожалуй, можно понять: составление добросовестной описи заняло бы не один день, а у него на обыск было пять часов.

Попробуем представить, как могло бы выглядеть описание на верхнем уровне, беглый и неполный перечень основных фондов — того, что хранилось в электронном виде на развороченных компьютерах до 14-15 часов 4 декабря.

На четырех из одиннадцати дисков был записан архив, фонды и рабочие материалы проекта «Виртуальный музей Гулага». Как известно, «в современной России нет общенационального Музея Гулага». «Он отсутствует не только как материальный объект — его нет в российской культуре в качестве необходимого связующего звена между знанием и пониманием, фактом и событием, опытом и памятью. Память о коммунистическом терроре не стала целостной и неотъемлемой составляющей национальной памяти; она по- прежнему представляет собой фрагментарное воспоминание о локальных событиях, не связанных общей понятийной сущностью». Тем не менее, как считают авторы «Виртуального музея Гулага», «необходимость осмысления опыта Гулага и террора в обобщенном музейном представлении продолжает ощущаться как насущная проблема современности». Проект возник в 2003 году, поначалу в виде академической задачи представить историю и географию вопроса – что создано в разных музеях, какие существуют экспозиции о Гулаге и репрессиях. Оказалось, не так мало – первый перечень содержал около 300 музеев, так или иначе эту тему представляющих, собирающих и хранящих гулаговские коллекции.

В 2004 году был издан пилотный диск – первый реестр фондов и экспозиций 30 музеев, и открыт сайт проекта, представляющий коллекции 71 музея из 6 стран: России, Украины, Литвы, Польши, Латвии и Казахстана. Авторы сайта исходят из того, что «все составляющие будущего Музея Гулага уже существуют в реальности» как «совокупность инициатив энтузиастов и авторских коллективов, разбросанных географически, разобщенных тематически и методологически», это «различные государственные, ведомственные, общественные, школьные и другие музеи, создавшие в своих постоянных экспозициях разделы, посвященные тем или иным аспектам темы, организующие по ней временные или периодические выставки, целенаправленно собирающие документальные и вещественные свидетельства по истории репрессий». Целями Виртуального Музея Гулага стали объединение этих составляющих «в едином виртуальном пространстве для сопоставления и поиска возможности интеграции», сохраняя при этом специфику каждого музея как часть целого.

Сегодня «Виртуальный музей Гулага» представляет собой «коллекцию разрозненных образов материальной памяти о государственном терроре советской эпохи, прежде всего — памяти музейной. Конечная цель проекта – это создание Виртуального музея, представляющего как общую картину истории террора, так и панораму сегодняшней памяти о нем, в ее материальном воплощении». Состоялись около тридцати экспедиций по музеям Восточной и Западной Сибири, Якутии и Северо-Западу РФ, поездки в Нальчик и Ростов, в Польшу и Германию, четыре экспедиции по литовским музеям… В октябре вышел новый CD- диск проекта и сейчас ведется разработка новой версии сайта проекта, которая доступна и открыта для замечаний и дополнений. На ней представлены уже около 100 музейных коллекций и фондов.

У НИЦ «Мемориал» много партнеров и энтузиастов «Виртуального музея Гулага» в разных странах, его поддерживают несколько фондов и институций. За пять лет были проведены десятки конференций и семинаров: в Сыктывкаре, Ухте, Петербурге, Перми, Кшыжове, Мюнхене, Медвежьегорске и других городах.

В новой версии диска впервые представлены элементы «внемузейной» памяти о терроре. В новой коллекции «эту память представляют два отдельных компонента. Первый — «Следы Гулага» – знаки прошлого в окружающей нас ландшафтной и антропогенной среде» — фотографии сохранившихся лагерных объектов, хроникальные, документальные и художественные фотографии 1917- 2008 годов. Второй – «Некрополь террора» – «сотни сохранившихся, полусохранившихся или почти исчезнувших с лица земли мест захоронений жертв террора». Следующим этапом развития проекта должно было стать «построение на основе собранной коллекции настоящего виртуального музея – с мультимедийным представлением экспонатов, с подробной музейной документацией, со справочным аппаратом, включающим тематические и иные рубрикаторы, указатели, виртуальные картотеки, с тематическими экспозициями, временными и постоянными выставками, разработанной динамической системой виртуальных экскурсий». Весь электронный архив проекта – более 500 тысяч единиц хранения – экспонатов, документов, фотографий, текстов — изъят старшим следователем Калгановым М. Г.

Второй «немузейный» компонент коллекции связан еще и с тем, что НИЦ «Мемориал» является исполнителем проекта Международного общества «Мемориал» — «Некрополь террора» («Некрополь Гулага»). «Cпецифического статуса мемориальных кладбищ, связанных с государственным террором в СССР, в современной России не существует. Нет и государственной программы, нацеленной на поиск и фиксацию мест захоронений жертв политических репрессий. Архивные документы репрессивных органов практически недоступны». При этом «убийства в политических целях, массовые репрессии, стали нормой политической жизни XX века. Двадцатый век не только оставил в наследство безымянные могилы (мировые войны, кровавые диктатуры), он внес новое понятие – могила (захоронение) как государственная тайна: тайные массовые политические убийства (секретные государственные операции), тайные захоронения. Места исполнения приговоров на протяжении всей советской истории тщательно скрывались, это была и есть до настоящего времени наиболее охраняемая тайна ЧК- ОГПУ- НКВД- КГБ- ФСБ». Как сказал в своем выступлении Арсений Рогинский, «тайна, окутывавшая расстрелы, была столь велика, столь мало источников на эту тему удалось обнаружить, что на сегодня нам известно лишь около 100 мест захоронений расстрелянных 1937- 1938 гг. – по нашим подсчетам, меньше трети от общего числа. Пример: несмотря на многолетние усилия поисковых групп, не удается найти даже захоронения жертв знаменитых «кашкетинских расстрелов» около Кирпичного завода под Воркутой. Что же до лагерных кладбищ, то мы знаем лишь считанные десятки из нескольких тысяч когда- то существовавших».

Этот проект долгие годы не мог найти поддержку ни одного из спонсоров и исполнялся на волонтерских началах сотрудниками НИЦ «Мемориал» и энтузиастами. В течение пяти лет велась переписка с ведомствами и архивами, собирались по крупицам, по отдельным упоминаниям в мемуарах и газетных публикациях сведения о местах захоронений. Их перечень частично представлен и доступен на новой демо-версии сайта «Виртуальный музей Гулага» Только в этом году удалось получить первое финансирование от Международного благотворительного фонда имени Д. С.Лихачева на подготовку к публикации реестра «Некрополь Гулага».

До сих пор Прокуратуру не интересовала судьба найденных НИЦ «Мемориал» мест массовых расстрелов и захоронений в урочище Койранкангас, у которого вообще нет официального статуса. Эти могилы расположены в центре действующего Ржевского артиллерийского полигона под Петербургом, доступ туда закрыт, а юрисдикция территории и субъект надзора за ней не определены до сих пор, с августа 2002 года… Весь электронный архив проекта — документы, материалы, описания, справки, фотографии более чем 500 мест массовых и единичных расстрелов, лагерных и тюремных кладбищ, кладбищ интернированных, спецпоселенцев и трудармейцев, могил ссыльных на территории современной России – изъяты во время обыска.

С 2006 года НИЦ «Мемориал» является хранителем Алексеевского архива – Архива Перестройки, переданного из Социологического института РАН. Первые результаты работы над описанием и оцифровкой перестроечного самиздата были опубликованы на сайте НИЦ «Мемориал» в январе – электронный архив самиздатского журнала «Меркурий». На базе Алексеевского архива с марта этого года сотрудники НИЦ «Мемориал» и Центра независимых социологических исследований под руководством А. Д.Марголиса занимаются составлением первого энциклопедического справочника «Общественно- политическая жизнь Ленинграда 1985- 1991 годов», посвященного истории Перестройки. Инициаторы «уникального источника по истории переломной эпохи» задались целью собрать и систематизировать свидетельства непосредственных участников бурной общественной жизни Ленинграда этого времени. Многих уже нет среди живых, и круг свидетелей неуклонно сужается, что делает планируемую работу весьма актуальной. Именно выявление, интервьюирование, анкетирование горожан, живых свидетелей и участников общественного движения тех лет является главной целью проекта. Для издания записаны 70 интервью с общественными, государственными и партийными деятелями той эпохи, составлена хроника событий, дайджест, написаны около 500 энциклопедических статей, собран архив фотографий Перестройки – более 20 тысяч электронных документов и файлов, электронный архив перестроечного самиздата, рукопись будущего справочника. Все это изъято следователем Калгановым. Под угрозой исчезновения находится рукопись энциклопедического справочника и результат работы над ним семи человек в течение всего 2008 года.

Два диска из одиннадцати были сняты с компьютера покойного Вениамина Викторовича Иофе, основателя НИЦ «Мемориал», несмотря на то, что все файлы в нем датируются временем не позднее 2006 года (напомним — причиной обыска была заявлена статья в газете «Новый Петербургъ», вышедшая летом 2007 года). Изъят электронный архив статей, материалов и баз данных, составляемых В. В. Иофе с 1969 года: базы данных и сведения более чем о пяти тысячах социал-демократов, 900 анархистах, база данных на политзаключенных послесталинского периода (после 1953 года).

Материалы международных биографических чтений памяти В. В. Иофе «Право на имя. Биографика 20 века», которые ежегодно проводятся в апреле в Европейском университете в Санкт-Петербурге, тексты докладов, фотографии, расшифровки и цифровые записи дискуссий, собранные за 6 лет (первые чтения состоялись в 2003 году), макеты изданных сборников материалов – весь электронный архив чтений тоже был изъят 4 декабря.

Изъят весь электронный архив устной истории. Он составляет особую часть архива НИЦ «Мемориал» и включает документы и материалы проектов устной истории за разные годы, а также около 100 биографических фондов (оцифрованные фотографии и документы, собранные в процессе записи интервью). Его основой являются биографические и тематические интервью (цифровые и оцифрованные звуковые файлы и транскрипты), записанные с 1988 года. Это интервью с участниками независимых общественных движений (философские и религиозные кружки, скаутское движение), политзаключенными советских лагерей (1920- 1980- х годов); диссидентами и правозащитниками (биографические и тематические); детьми и женами репрессированных, бывшими узниками фашистских лагерей и остарбайтерами («восточными рабочими»).

Основные проекты центра устной истории НИЦ «Мемориал» последних лет:

· 2005- 2006: «Документирование историй жизни бывших рабов и каторжников (восточных рабочих и узников нацистских концлагерей)» совместно с заочным институтом истории и биографии (Хаген, Германия) и Фондом «Воспоминание, ответственность и будущее» (Берлин, Германия);

· 2004- 2005: «История повседневности и ментальности в историях семей, живших в СССР в 1917–1956 годы» совместно с доктором Орландо Файджесом (Лондонский университет);

· 2003- 2004: «Женская память» семинары по методике записи устного интервью совместно с OWEN (Берлин, Германия).

· 1992- 2006: «Диалог. Советско- польские диссидентские связи и взаимовлияния. 1950- 1980- е годы».

Изъяты базы данных, электронные картотеки, фотографии, оцифрованные документы и материалы на 50 000 человек, подвергшихся репрессиям в разные годы, в том числе по темам:

Красный террор,
Большой террор,
Репрессии в Красной армии,
Репрессированные политехники,
История шарашек,
Места заключения в Петрограде- Ленинграде,
Юзеф Чапский,
История Соловецких лагерей особого назначения,
Гулаг как колонизатор русского Севера,
История репрессий в Петрограде- Ленинграде. (на основе фонда сотрудниками НИЦ «Мемориал» написаны около 100 статей для энциклопедии «Санкт- Петербург»),
а также по десяткам других тем.

Вернется ли все это, когда и в каком виде? – Нет ответа.

Автор: Андрей Старовойтов

Старовойтов Андрей Юрьевич 1966 года рождения, Русский. Проживаю в п. Хандыга по сей день. Тружусь в ОАО АКБ РОСБАНК, ведущий специалист ИТ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.